Кабульский синдром

Кабульский синдром

Опубликовал: Liudmila Shibanova 26.09.2021 Комментарии 1 комментарий

OrestesK1

В конце августа Испания стала страной-амфитрионом и одним из европейских центров приема афганцев, вынужденных покинуть родину после прихода к власти талибов. В лагерь для беженцев из Афганистана, созданный на авиабазе Торрехон-де-Ардос вблизи Мадрида, ежедневно прибывали военные самолеты из Кабула. Все это время Татьяна Орестес-Смиронова была единственным врачом «Красного Креста», работавшим в самом лагере. Меньше чем за неделю через ее руки прошли  несколько сотен пациентов — от новорожденных детей до стариков.

 

Т​олько руки и фонендоскоп

«Я всегда хотела попробовать себя в военно-полевой хирургии», – рассказывает Татьяна, – и когда мне позвонили из «Красного Креста» и предложили поработать в лагере для беженцев из Афганистана, я согласилась не задумываясь».

Первые пять дней на территории лагеря стояла обычная палатка «Красного Креста»: два стола, скамейки, застеленные клеенкой, и обычные кушетки. Поставили кондиционер, поскольку пластиковая палатка сильно нагревалась за день на солнце. «Из оборудования были только мои две руки и фонендоскоп», – вспоминает она.

Лагерь открылся в четверг, ​Татьяна ​приехала на следующий день и несколько дней была единственным врачом в лагере​. П​отом приехала медсестра, работали по полдня. На второй день работы медпункта поставили дополнительные столы, привезли медикаменты, аптечка стала побольше. «Был пациент с ожогом носоглотки, люди вдыхали ядовитые пары от газовой атаки, поэтому я попросила привезти препараты для лечения ожогов верхних дыхательных путей».

Kabul2

Первые два дня, по словам Татьяны, прибывали люди очень высокого социального статуса, с образованием. «С большими чемоданами, одетые в ​​дорогую одежду​ известных брендов​, на женщинах были украшения из золота с бриллиантами. Приземлившись в Испании и, пробыв в лагере 1-2 дня, они покупали коммерческие рейсы за свой счет и улетали к своим родственникам в разные страны».

«Постепенно уровень прибывающих снижался, видимо, чем больше денег, тем дольше ждешь эвакуации. Но и это были люди не совсем бедные, а те, кого можно встретить каждый день на улицах Мадрида», – говорит Татьяна.

 

Несколько суток пешком

Чтобы попасть на вывозные рейсы люди бросали все и несколько суток шли до аэропорта Кабула. «Детей было много. Одной женщине семнадцать дней назад сделали кесарево сечение, и ей пришлось​ идти​ пешком под солнцем с новорожденным ребёнком на руках, скрываясь от талибов, под обстрелами, бомбами, оставив дом, имущество».

Татьяне запомнился и грудной ребенок с ожогом солнца лица первой и второй степени. «Когда людей завозили в ангар, талибы начали стрелять, и в одной семье женщину отделили от мужа​. ​Его​ вместе с другими мужчинами​ ​несколько дней держали на улице и не пускали в ангар, женщина впала в ступор, считая мужа погибшим и просидела так на солнце с двухмесячным ребенком на руках, не кормила его».

 

Была еще семья с четырьмя детьми, у двоих из которых сахарный диабет первого типа. Это тяжёлая инсулино зависимая форма, они приехали без лекарств. «В перый день у мальчика инсулин был 490, потом, когда я его посмотрела, уже 527 при норме 80-100», – вспоминает Татьяна.

В лагере для беженцев она оказывала помощь таблетированными препаратами и делала перевязки, с более сложными случаями людей сразу отправляли в госпиталь. Среди пациентов Татьяны была женщина с небольшой раной на голове, требовалось наложить шов, но ничего для этого у нее не было. Пришлось делать шов из ее длинных волос.

«Хирургии, ранений не было. В основном, – давление, у детей расстройство желудка, мелкие раны ушибы от падений, расстройства пищеварения из-за длительного голодания. В Кабуле, прежде чем попасть в ангар под защиту военных, спасаясь от стрельбы, люди бежали, падали в давке, и их топтали в панике. Поэтому довольно часто приходилось видеть травмы грудной клетки. Были застарелые травмы. Очень много детей с обезвоживанием. Реально нужны были три-четыре педиатора».

 

Афганцы не болеют ковидом

Во время пребывания в лагере Татьяна делала обход и осмотр людей в палатке «Красного Креста». В работе ей помогали волонтеры-переводчики с афганского и арабского на испанский, среди них были и афганцы, живущие в Испании. «Однажды даже пришлось общаться с людьми, говорящими на русском языке (учились в СССР), для меня это была приятная неожиданность».

В лагере, по ее словам, царила дружеская атмосфера взаимопомощи. «Хочу отметить и четкую координацию действий всех, кто работал в лагере, — полиции, работников Министрества, военных, врачей «Красного креста». Каждый был на своем месте и знал, что ему делать».

kabul4

В Испании захотела остаться меньше трети эвакуированных афганцев — не так уж и много из двух тысяч прибывших; примерно 300 человек были распределены по городам Испании. По прибытии на авиабазу  в ангаре у них брали отпечатки пальцев, проверяли документы, делали тест на ковид. «Была, кстати, только одна семья с ковидом. Остальные были здоровы», – говорит Татьяна.

«Люди бежали от войны, покидали дома из-за страха за свою жизнь, шли сутками до аэропорта, теряли вещи по дороге, лишь бы только добраться до туда. Нет ничего страшнее войны – ты теряешь все. После пережитого ужаса, нескольких суток без сна, без еды, ​​в ​ состоянии ​стресс​а​… Даже имея только подручные средства или только свои руки, ты, как врач, можешь как-то помочь и видишь благодарность в глазах. Для меня это самое ценное».

 

 


 

MADRIDRU.ES  — первый информационный портал Мадрида на русском языке. Новости, АфишаОтдых и туризмОбъявленияКаталог компаний – мы предоставляем наиболее полный контент, подробно освещающий жизнь русскоязычного Мадрида. 

 

Комментарии

One Response to “Кабульский синдром”

Larisа

Молодцы Испанцы,что приняли беженцеви оказали им помощь.А особенно врачу,что так героически профессионально оказывала помощьлюдям.трудилась одна .Да,она действвительно героиня.Так держать,дорогой доктор, снами БОГ и Крестная сила.